Обзор фильма «Пила: Спираль». Сточены зубья и сломана ручка

Обзор фильма «Пила: Спираль». Сточены зубья и сломана ручка

Первые фильмы в продолжительных франшизах частенько сильно отличаются от своих многочисленных сиквелов. Особенно это актуально для хорроров: «Кошмар на улице Вязов», «Пятница 13-е», «Восставший из ада» — примеров полно. Та же история и с «Пилой». Оригинальный фильм Джеймса Вана — это мрачный психологический триллер про невозможность выбора из двух зол. В его основе лежали не хитроумные ловушки и не кровавая расчленёнка, а ужас и безысходность ситуации, в которой оказались главные герои. Но в сиквелах «Пила» и впрямь с головой нырнула в чистый сплаттерпанк, став главной серией для любителей так называемого «пыточного порно». Жертвы множились, западни усложнялись, сюжетные повороты, наоборот, становились нелепее, а сама франшиза медленно, но верно выдыхалась. Пару лет назад её попытались мягко перезапустить, но ни сборы, ни оценки критиков не показали особого роста. И тут вдруг откуда ни возьмись явился Крис Рок — один из самых популярных комиков Америки — и заявил, что, во-первых, много лет фанатеет от «Пилы», а во-вторых, знает, как вернуть ей былую славу. Ну что ж, попытка не пытка. Или…

Обзор фильма «Пила: Спираль». Сточены зубья и сломана ручка

После глянца восьмой части «Пила» возвращается к своему фирменно грязно-ржавому стилю. Поклонников серии это наверняка порадует Зик Бэнкс — матёрый, принципиальный и невыносимо упрямый детектив. Что неудивительно, ведь он сын одного из самых известных и уважаемых копов Нью-Йорка. Чтобы выйти из отцовской тени, ему приходится вкалывать по максимуму, хотя окружение этому не способствует. Несколько лет назад Зик заложил начальству продажного коллегу и стал изгоем в собственном участке, ибо неписаный закон гласит, что против своих идти нельзя, какими бы подлецами те ни были. В общем, жизнь детектива Бэнкса и так была нелегка, а тут ещё подражатель Конструктора объявил войну полиции. И почему-то адресатом своих жутких посланий он избрал именно Зика. В оригинальном названии фильма на первом месте стоит слово «Спираль», а «Пила» приписано ниже мелким шрифтом. И это правильно, ведь перед нами не сиквел и не ребут, а именно спин-офф. В нём чувствуется влияние оригинальной серии, есть отсылки к ней и даже звучит знаменитая музыкальная тема Чарли Клаузера, но по форме и содержанию это другое кино. Тоже очень вторичное, но уже по-своему.

Обзор фильма «Пила: Спираль». Сточены зубья и сломана ручка

В контексте франшизы вся инновация «Спирали» заключается в переходе к жанру детективного триллера. Да, следаки в «Пиле» были всегда, и они даже собирали какие-то улики, что-то вычисляли, но всё это было вторично по отношению к главному: очередной игре Конструктора или его учеников. В центре внимания оставались именно жертвы, пусть даже никто из них после первой части особо не претендовал на звание полноценного персонажа. «Спираль» же меняет расклад — у неё есть настоящий протагонист, который даже имеет шанс поймать убийцу. А зрители, соответственно, должны в кои-то веки болеть за детектива. Роль Зика Бэнкса на себя взвалил Крис Рок, и следить за ним на экране действительно интересно. Он харизматичен и очевидно горит проектом, а потому пытается сыграть крутого сыщика-бунтаря настолько достоверно, насколько способен. Получается с переменным успехом, особенно в эмоциональных сценах, где у героя должен быть, скажем, нервный срыв — там Рок явно упирается в свой актёрский потолок. Нельзя не заметить, насколько увереннее и органичнее он отыгрывает редкие комедийные эпизоды (да, есть и такие). Всё же так просто из привычного амплуа не выбраться.

Обзор фильма «Пила: Спираль». Сточены зубья и сломана ручка

В роли отца Зика Бэнкса предстаёт сам Сэмюэль Л. Джексон. И хотя очевидно, что персонаж писался специально под актёра, сыграть его мог бы кто угодно калибром поменьше Также Крис Рок привнёс в «Пилу» идею. Вернее, Идею. Его стараниями хоррор категории Б заговорил на такую серьёзную и болезненную тему, как полицейский произвол. Что примечательно, расовые и гендерные вопросы «Спираль» при этом тактично обходит: коллеги Бэнкса не все поголовно белые, а в кресле комиссара так и вовсе знойная латиноамериканка — и у всех рыльце в пушку. Кстати о рыльце: поросячья маска, которая мелькала в «Пиле» ещё с первой части, здесь обросла дополнительным смыслом, ведь свиньями в Штатах испокон веков называли копов. Теперь маньяк не карает отдельных прожигателей жизни, а идёт крестовым походом на целый институт власти. Это нехарактерно для серии, но в том и суть: если ученики Джона Крамера, оригинального Конструктора, во всём старались копировать своего гуру, создавая иллюзию его бессмертия, подражатель в «Спирали» с самого начала идёт своим путём. У него другой голос, другой образ и другие цели. Ловушки, кстати, тоже другие: примитивнее, брутальнее, рассчитанные именно на экзекуцию, нежели на какое-то там перерождение через боль. Как минимум две сцены казней в «Спирали» способны впечатлить даже матёрых любителей гуро — на кровь и анатомические подробности создатели не поскупились. Но вот мастер-план и мотивация нового Конструктора столь банальны, что его покойный вдохновитель лишь поморщился бы от презрения, после чего нацепил бы на нерадивого ученика маску-капкан, чтоб неповадно было позорить громкое имя. Громкими лозунгами и очевидными параллелями со множеством реальных трагедий создатели завесили сюжет, достойный эпизода второразрядного процедурала.

Обзор фильма «Пила: Спираль». Сточены зубья и сломана ручка

Начинаясь как относительно интригующий детектив, «Спираль» быстро хоронит все удачные задумки под тонной клише прямиком из триллеров 90-х. Любой пример будет, по сути, спойлером, ведь убийцу не просто можно вычислить в первые полчаса — он главный и чуть ли не единственный подозреваемый в глазах любого сколь-нибудь насмотренного зрителя. В это даже не хочется верить: надеешься, что создатели лишь отвлекают внимание, но, увы… Когда в финале под монтаж из раскиданных по фильму подсказок звучит знакомая музыкальная тема, это кажется незаслуженным. «Ой, да бросьте, не случилось никакого твиста — никто не удивлён!» Обидно, ведь даже худшие из «Пил» умудрялись застать зрителя врасплох хотя бы чуть-чуть. «Спираль», по-видимому, должна была вернуть франшизу к основам, то есть к концептуальному триллеру, где садистские ловушки — лишь часть антуража, а не главный аттракцион. Но в итоге получилась и не «Пила» вовсе, а скорее калька с фильма «Семь» 1995 года — образцового и вместе с тем совершенно постмодернистского триллера про ловлю серийного убийцы. Только вот Даррен Линн Боусман — точно не Дэвид Финчер, а Крис Рок, при всём многообразии своих талантов, совсем не Брэд Питт. Как и её центральный антагонист, «Спираль» — это претенциозный подражатель, которому не хватает ни тонкости, ни глубины, ни чувства стиля своего кумира.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *